Жизнь хорошая штука - как ни крути (nastyono4ka) wrote,
Жизнь хорошая штука - как ни крути
nastyono4ka

Иосиф Бродский

Иосиф Александрович Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде. Его, самого «несоветского» гражданина СССР, назвали Иосифом в честь «Отца всех народов».
Свои первые стихи Иосиф написал в 16 лет. Толчком к этому послужили впечатления от прочитанного сборника стихов Бориса Слуцкого. В 1959 году, познакомившись со стихами Евгения Баратынского, Бродский окончательно укрепился в желании посвятить себя поэтическому творчеству.
В начале 1960-х годов Иосиф Александрович знакомится с поэзией английского поэта-метафизика Джона Донна. У Донна и других поэтов-метафизиков Бродский наследует «визитную карточку» школы – так называемые метафоры-кончетти (от итал. – «понятие»). Такие «понятия» лежат в основе практически всех его произведений.
29 ноября 1963 года в газете «Вечерний Ленинград» было опубликовано письмо «Окололитературный трутень», направленное против творчества Бродского. В 1964 году Иосиф Александрович был арестован «за тунеядство». Ссылку он отбывал в деревне Норинская Архангельской области. Но и в ссылке продолжает писать: «Шум ливня...», «Песня», «Зимняя почта», «Одной поэтессе» написаны в эти годы.
Вместо пяти лет, к которым был приговорён, поэт провел в ссылке полтора года и, благодаря заступничеству Ахматовой, Маршака, Шостаковича и других деятелей искусства, вернулся в Ленинград.
В 1972 году Иосиф Александрович эмигрирует из СССР. Он уезжает в США, где получает признание и нормальные условия для литературной работы. Он преподает русскую литературу в университетах и колледжах. Продолжает писать стихи на русском и прозу на английском. В декабре 1987 года поэту была присуждена Нобелевская премия по литературе, а в 1992 году он получил звание Лауреата Библиотеки Конгресса США.
Иосиф Александрович Бродский скончался от инфаркта 28 января 1996 года в возрасте 55 лет в Нью-Йорке (США). Он похоронен на протестантской части кладбища острова Сан-Микеле в Венеции.

О если бы птицы пели и облака скучали,
и око могло различать, становясь синей,
звонкую трель преследуя, дверь с ключами
и тех, кого больше нету нигде, за ней.

А так — меняются комнаты, кресла, стулья.
И всюду по стенам то в рамке, то так — цветы.
И если бывает на свете пчела без улья
с лишней пыльцой на лапках, то это ты.

О если б прозрачные вещи в густой лазури
умели свою незримость держать в узде
и скопом однажды сгуститься — в звезду, в слезу ли —
в другом конце стратосферы, потом — везде.

Но, видимо, воздух — только сырье для кружев,
распятых на пяльцах в парке, где пасся царь.
И статуи стынут, хотя на дворе — бесстужев,
казненный потом декабрист, и настал январь.


Tags: Иосиф Бродский
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments